Hius
- Magna vacuum in tactus
Иду вчера такой, значит, работать. Смотрю — работники разметку рисуют. Где рисуют? Да на перекрёстке рисуют.

На перекрёстке Архитектора Нильсена и Митрополитской. Которые в недавнем прошлом Энгельса и Карла Либкнехта (ну, частично)

Шел и подумал, что в целом декоммунизация топонимов вышла акцией, итоги которой я принял в общем спокойно, а местами и позитивно.

Всё же не сказать, чтобы нормально, когда даже в нашем городе чем то определенно Ильичу обязанном (ок, им обеим) было два проспекта имени Ленина (в том или ином виде)... И так, кстати, почти в каждом городе, что-то имени его.

А улицы Куинджи — не было! Точнее, какой казус — при развитом социализме она вообще-то была. А исчезла еще в первую декоммунизацию, когда еще тогда, в конце 80х - начале 90х многим местами, на волне осуждения сталинских преступлений, следом за городом вообще — вернули исторические названия. И стала тогда Куиджи... не помню, Земской чтоли, или Торговой. Очень такой унылой в общем.

Вот с чем не согласен, например, так вот с переименованием, скажем, Краснофлотской во Флотскую.

Потому что вышло это не столько победой над красными, сколько пощёчиной бывшим советским морякам. Тем самым дидам, что в море воевали. Ну и на земле тоже, иногда.

Но с красным так по всей стране поступили. Очень уж их этот цвет тревожил и волновал! Флаг то красный тоже запретили.

Впрочем, бывшие краснофлотцы, не особо таясь приходят на мероприятия с советским военно-морским флагом, под которым ходили в море. Что вызывает определенное бурление говн в определенных кругах. Не так давно как раз было.

Не рад я, что Жукова убрали. Но как высокий советский функционер — он врядли мог этого избежать.

Зато на месте остались Бахчиванджи, Блажевич и даже маршал авиации Покрышкин.

Проспект Ильича я бы конечно не стал трогать. Одного бы Ленина оставил.

Народ конечно сложно будет привыкать к Никопольскому проспекту. Потому что язык об него спотыкается.

Переименования районов можно считать рациональным, что просто закрепило на официальном уровне речевую народную форму. Левый Орджоникидзевским в жизни называл мало-мало кто. Хотя Кальмиусский вместо Ильичевского... ну наверное лучше было не придумать.

Володарское переименовывать было совсем не обязательно, достаточно было сменить семантику. И оставить местное население володарювать на своей земле. Но на подобные фортеля по стране шли крайне неохотно. Нужно было всякие, всякие ассоциации убрать, даже случайные.

Правда комбинат имя сохранил, путём еще более плоской семантической хитрости, и им это позволили. Но теперь некоторые сми очень настойчиво подчёркивают, что за Ильич имеется в виду.

Возвращаясь к теме Куинджи — врядли многие и в советские времена помнили, чем примечателен Артём. И что когда-то вообще была такая Донецко-Криворожская советская республика. К слову, думаю, именно ранняя смерть спасла светлое имя товарища Сергеева для официальной советской истории. Скорее всего Большой террор прошелся бы по нему ластиком.

Но не сказать, чтобы Пилип Орлик населению известнее и ближе.

Забавно, что как ни агитировали население, как ни пытались давить — Новороссийскую в Назаренко переименовать не вышло.

Откровенно говоря, не всё с этой декоммунизацией так уж было и плохо. И плохо было в ней не само переименование. А то чувство принуждения и торжества победителей, через которое оно проходило. Агрессивная и навязанная извне смена отношения к прошлому, к которому многие из еще живущих имели некоторое отношение.

А еще плохим вышло то, что некоторые святы места оказались вдруг пустыми. И пустотой этой стали зиять. Причём никакой Святослав Игоревич [ведущий свою победоносную войну с протестантскими крестами] не в силах оказался этого поправить, даже наоборот — лишь подчеркнул и усугубил.

@темы: Украина, Политика, Нравы, Наблюдения, Мариуполь, Люди, Жизненное, Донбасс, Для памяти, Амбивалентно